ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ

«БАРАБИНСКИЙ МЕДИЦИНСКИЙ КОЛЛЕДЖ»

МЕТОДИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА

КОМБИНИРОВАННОГО ЗАНЯТИЯ ДЛЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ

Специальность 060501 Сестринское дело

Дисциплина «Литература»

Раздел 2. Литература XX века

Тема 2.23. А.И. Солженицын. Тема трагической судьбы человека в тоталитарном государстве. «Один день Ивана Денисовича»

Одобрена на заседании цикловой методической комиссии общих гуманитарных и социально-экономических дисциплин

Протокол №_____от_____________20_______г.

Председатель___________________________

    Методический лист……………………………………………………..4

    Выписка из рабочей программы……………………………………….5

    Примерная хронокарта занятия………………………………………..6

    Исходный материал…………………………………………………….7

    Приложение №1 …………………………………………..……………14

    Приложение №2………………………………………………..………15

    Приложение №3………………………………………………………..16

МЕТОДИЧЕСКИЙ ЛИСТ

Вид занятия –
комбинированное занятие.

Продолжительность –
90 мин.

ЦЕЛИ ЗАНЯТИЯ

    Учебные цели:

Формировать умение анализировать и интерпретировать художественное произведение, используя сведения по истории и теории литературы (тематика, проблематика, нравственный пафос, система образов, особенности композиции, изобразительно выразительные средства языка, художественная деталь); определять род и жанр произведения; основные факты жизни и творчества писателей-классиков XIX-XX вв.

2. Развивающие цели:

Способствовать развитию знаний основных фактов жизни и творчества писателей-классиков XIX-XX вв.; понимания сущности и социальной значимости своей будущей профессии, устойчивого интереса к ней;

Формировать способность анализировать жизненные ситуации, делать выводы, принимать самостоятельные решения, быть организованными и дисциплинированными; формировать практическое творческое мышление.

3. Воспитательные цели:

Способствовать развитию коммуникативной культуры, чувства ответственности.

Методы обучения
– репродуктивный.

Место проведения занятия
– аудитория колледжа.

Актуальность изучения темы
. А.И. Солженицын – писатель с мировым именем, человек с необычной биографией, яркая личность, вступившая в единоборство с политической системой целого государства и заслужившая уважение и признание всего мира. Неподдельный интерес читателей к фигуре и творчеству Солженицына определяет его место и роль в современном мировом литературном процессе. Изучение жизни и творчества выдающегося писателя означает приобщение к истории своей родины, приближение к осознанию тех причин, которые привели общество к политическому, экономическому и нравственному кризису. В связи с этим необходимо пополнять свои знания в области литературы каждому образованному человеку, в том числе и будущим медицинским работникам.

Использованная литература

    Русская литература XX в.11 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2-х частях. Часть 2 [Текст]/ В.А. Чалмаев, О.Н. Михайлов и др.; Сост. Е.П. Пронина; Под ред. В.П. Журавлева. – 5-е изд. – М.: Просвещение, 2010. – 384 с.

    Солженицын, А.И. Один день Ивана Денисовича [Текст]/ А.И. Солженицын. – М.: Просвещение, 2013. – 96 с.

Выписка из тематического плана дисциплины «Литература»

Тема 2.23.

А.И. Солженицын. Тема трагической судьбы человека в тоталитарном государстве. «Один день Ивана Денисовича»

Основные факты жизни и творчества писателя. «Один день Ивана Денисовича». Трагическая судьба человека в тоталитарном государстве. Органическое единство художественного и публицистического. Проблемы традиций у новаторства. Публицистичность художественного произведения.

Лабораторные работы

Практические занятия

Контрольные работы

Самостоятельная работа обучающихся:

Работа с учебником ;

Работа с конспектом лекции (аргументировано формулировать свое отношение к прочитанному произведению);

Чтение и анализ произведения (знание и воспроизведение содержания литературного произведения).

ПРИМЕРНАЯ ХРОНОКАРТА ЗАНЯТИЯ

Наименование этапа

Время

Цель этапа

Деятельность

Оснащение

преподавателя

студентов

Организационный этап

Организация начала занятия, подготовка рабочего места студентов

Отмечает отсутствующих студентов в журнале

Староста называет отсутствующих студентов. Студенты приводят в соответствие внешний вид, готовят рабочие места.

Журнал, тетради

Поэтическая минутка

Повторение творчества русских поэтов

Слушает стихи в исполнении студентов, оценивает выразительность чтения

Читают стихи

Журнал группы для выставления оценки, приложение 3

Мотивационный этап

Развитие интереса к новой теме

Объясняет студентам важность изучения данной темы

Слушают, задают вопросы

Цели занятия

Установка приоритетов при изучении темы

Озвучивает цели занятия

Слушают, записывают в тетрадь новую тему

Методическая разработка занятия

Контроль знаний по предыдущей теме

Выявление степени подготовки студентов к занятию и степени усвоения материала по предыдущей теме

Отвечают на вопросы по пройденной теме, пересказывают

Приложение 1.

Изложение исходной информации

Способствовать развитию знаний основных фактов жизни и творчества писателей-классиков XIX-XX вв.; понимания сущности и социальной значимости своей будущей профессии, устойчивого интереса к ней

Излагает новый материал

Слушают, читают материал в учебнике, записывают

Методическая разработка занятия (исходный материал)

Выполнение заданий для закрепления знаний

Закрепление знаний, чтение текста, работа по подгруппам

Инструктирует и контролирует выполнение заданий, обсуждает правильность ответов

Выполняют задания, работают в подгруппах по подготовленным вопросам

Приложение 2

Предварительный контроль новых знаний

Оценка эффективности занятия и выявление недостатков в новых знаниях, анализ текста

Инструктирует и проводит контроль

Выступают с выполненными заданиями, зачитывают текст с соблюдением основных правил, слушают другие ответы, вносят коррективы

Приложение 2

Задание для самостоятельной внеаудиторной работы студентов

Формирование и закрепление знаний

Дает задание для самостоятельной внеаудиторной работы студентов, инструктирует о правильности выполнения

Записывают задание

— Повторная работа над учебным материалом (конспект лекции);

— работа по учебнику ;

— чтение и анализ произведения

Подведение итогов

Систематизация, закрепление материала, развитие эмоциональной устойчивости, объективности оценки своих действий, умения работать в группе

Оценивает работу группы в целом, индивидуально, мотивация оценки

Слушают, задают вопросы, участвуют в обсуждении

Журнал группы

ИСХОДНЫЙ МАТЕРИАЛ

Детство и юность

Александр Исаевич (Исаакиевич) Солженицын
родился 11 декабря 1918 года в Кисловодске.

Отец — Исаакий Семёнович Солженицын, русский православный крестьянин с Северного Кавказа. Мать — украинка Таисия Захаровна Щербак, дочь хозяина богатейшей на Кубани экономии
, умом и трудом поднявшегося на эту ступень таврического чабана-батрака. Родители Солженицына познакомились во время обучения в Москве и вскоре поженились. Исаакий Солженицын во время Первой мировой войны пошёл на фронт добровольцем и служил офицером. Он погиб до рождения сына, 15 июня 1918 года, уже после демобилизации (в результате несчастного случая на охоте). Он изображён под именем Сани Лаженицына в эпопее «Красное колесо» (на основе воспоминаний жены).

В результате революции и гражданской войны семья была разорена, и в 1924 году Солженицын переехал с матерью в Ростов-на-Дону, с 1926 по 1936 год учился в школе, живя в бедности.

В младших классах подвергался насмешкам за ношение крестильного крестика и нежелание вступать в пионеры, получил выговор за посещение церкви. Под влиянием школы принял коммунистическую идеологию, в 1936 году вступил в комсомол. В старших классах увлёкся литературой, начал писать эссе и стихотворения; интересовался историей, общественной жизнью. В 1937 году задумал «большой роман о революции» 1917 года.

В 1936 году поступил в Ростовский государственный университет. Не желая делать литературу основной специальностью, выбрал физико-математический факультет. По воспоминанию школьного и университетского друга, «… учился на математика не столько по призванию, сколько потому, что на физмате были исключительно образованные и очень интересные преподаватели». Одним из них был Д. Д. Мордухай-Болтовской (под именем Горяинова-Шаховского Солженицын выведет его в романе «В круге первом» и в поэме «Дороженька»). В университете Солженицын учился на «отлично» (сталинский стипендиат), продолжал литературные упражнения, в дополнение к университетским занятиям самостоятельно изучал историю и марксизм-ленинизм. Закончил университет в 1941 году с отличием, ему была присвоена квалификация научного работника II разряда в области математики и преподавателя. Деканат рекомендовал его на должность ассистента вуза или аспиранта.

С самого начала литературной деятельности остро интересовался историей Первой мировой войны и революции. В 1937 году начал собирать материалы по «Самсоновской катастрофе», написал первые главы «Августа Четырнадцатого» (с ортодоксальных коммунистических позиций). В 1939 году поступил на заочное отделение факультета литературы Института философии, литературы и истории в Москве. Прервал обучение в 1941 году в связи с войной.

Интересовался театром, летом 1938 года пытался сдать экзамены в театральную школу Юрия Завадского, но неудачно.

В августе 1939 года совершил с друзьями путешествие на байдарке по Волге. Жизнь писателя с этого времени и до апреля 1945 года — в поэме «Дороженька» (1948-1952).

27 апреля 1940 года женился на студентке Ростовского университета Наталье Решетовской (1918-2003), с которой познакомился в 1936 году.

Во время войны

С началом Великой Отечественной войны Солженицын не был сразу мобилизован, поскольку был признан «ограниченно годным» по здоровью. Активно добивался призвания на фронт. В сентябре 1941 года вместе с женой получил распределение школьным учителем в Морозовск Ростовской области, однако уже 18 октября был призван и направлен в грузовой конный обоз рядовым.

События лета 1941 — весны 1942 года описаны Солженицыным в неоконченной повести «Люби революцию» (1948).

Добивался направления в офицерское училище, в апреле 1942 года был направлен в артиллерийское училище в Кострому; в ноябре 1942 года выпущен лейтенантом, направлен в Саранск, где располагался запасной полк по формированию дивизионов артиллерийской инструментальной разведки.

В действующей армии с февраля 1943 года служил командиром батареи звуковой разведки. Был награждён орденами Отечественной войны и Красной Звезды, в ноябре 1943 года получил звание старшего лейтенанта, в июне 1944 года — капитана.

На фронте вёл военные дневники, много писал, отправлял свои произведения московским литераторам для рецензии; в 1944 году получил благожелательный отзыв Б. А. Лавренёва.

Арест и заключение

На фронте Солженицын продолжал интересоваться общественной жизнью, но стал критически относиться к Сталину (за «искажение ленинизма»); в переписке со старым другом (Николаем Виткевичем) ругательно высказывался о «Пахане», под которым угадывался Сталин, хранил в личных вещах составленную вместе с Виткевичем «резолюцию», в которой сравнивал сталинские порядки с крепостным правом и говорил о создании после войны «организации» для восстановления так называемых «ленинских» норм. Письма вызвали подозрение военной цензуры, и в феврале 1945 года Солженицын и Виткевич были арестованы.

После ареста Солженицын был доставлен в Москву; 27 июля заочно приговорён Особым совещанием к 8 годам исправительно-трудовых лагерей.

Заключение

В августе направлен в лагерь в Новый Иерусалим, 9 сентября 1945 года переведён в лагерь в Москве, заключённые которого занимались строительством жилых домов на Калужской заставе (сейчас — площадь Гагарина).

В июне 1946 года переведён в систему спецтюрем 4-го Спецотдела НКВД, в сентябре направлен в специнститут для заключённых («шарашку») при авиамоторном заводе в Рыбинске, через пять месяцев — на «шарашку» в Загорск, в июле 1947 года — в аналогичное заведение в Марфино (под Москвой). Там он работал по специальности — математиком.

В Марфине Солженицын начал работу над повестью «Люби революцию». Позднее последние дни на Марфинской шарашке описаны Солженицыным в романе «В круге первом», где сам он выведен под именем Глеба Нержина, а его сокамерники Дмитрий Панин и Лев Копелев — Дмитрия Сологдина и Льва Рубина.

В декабре 1948 года жена заочно развелась с Солженицыным.

В мае 1950 года Солженицын из-за размолвки с начальством «шарашки» был этапирован в Бутырскую тюрьму, откуда в августе был направлен в Степлаг — особый лагерь в Экибастузе. Почти треть своего тюремно-лагерного срока — с августа 1950 по февраль 1953 года — Александр Исаевич отбыл на севере Казахстана. В лагере был на «общих» работах, некоторое время — бригадиром, участвовал в забастовке. Позднее лагерная жизнь получит литературное воплощение в рассказе «Один день Ивана Денисовича», а забастовка заключённых — в киносценарии «Знают истину танки».

Зимой 1952 года у Солженицына обнаружили раковую опухоль, он был прооперирован в лагере.

В заключении Солженицын полностью разочаровался в марксизме, со временем поверил в Бога и склонился к православно-патриотическим идеям (полное отрицание коммунистической идеологии, роспуск СССР и создание славянского государства на территории России, Белоруссии и части Украины, установление в новом государстве авторитарного строя с постепенным переходом к демократии, направление ресурсов будущей России на духовное, нравственное и религиозное развитие народа, в первую очередь русских). Уже в «шарашке» вернулся к писательству, в Экибастузе сочинял стихотворения, поэмы («Дороженька», «Прусские ночи») и пьесы в стихах («Пленники», «Пир победителей») и заучивал их наизусть.

После освобождения Солженицын был отправлен в ссылку на поселение «навечно» (село Берлик Коктерекского района Джамбульской области, южный Казахстан). Работал учителем математики и физики в 8-10 классах местной средней школы имени Кирова.

К концу 1953 здоровье резко ухудшилось, обследование выявило раковую опухоль, в январе 1954 он был направлен в Ташкент на лечение, в марте выписан со значительным улучшением. Болезнь, лечение, исцеление и больничные впечатления легли в основу повести «Раковый корпус», которая была задумана весной 1955.

Реабилитация

В июне 1956 решением Верховного Суда СССР Солженицын был освобождён без реабилитации «за отсутствием в его действиях состава преступления».

В августе 1956 возвращается из ссылки в Центральную Россию. Живёт в деревне Мильцево (Курловского района Владимирской области), преподаёт математику в Мезиновской средней школе Гусь-Хрустального района. Тогда же встретился со своей бывшей женой, которая окончательно вернулась к нему в ноябре 1956 (повторно брак заключён 2 февраля 1957).

С июля 1957 жил в Рязани, работал учителем астрономии средней школы № 2.

Первые публикации

В 1959 году Солженицын написал рассказ «Щ-854» о жизни простого заключённого из русских крестьян, в 1960 году — рассказы «Не стоит село без праведника» и «Правая кисть», первые «Крохотки», пьесу «Свет, который в тебе» («Свеча на ветру»). Пережил определённый кризис, видя невозможность опубликовать свои произведения.

В 1961 году под впечатлением от выступления Александра Твардовского (редактора журнала «Новый мир») на XXII съезде КПСС, передал ему «Щ-854», предварительно изъяв из рассказа наиболее политически острые, заведомо не проходимые через советскую цензуру фрагменты. Твардовский оценил рассказ чрезвычайно высоко, пригласил автора в Москву и стал добиваться публикации произведения. Н. С. Хрущёв преодолел сопротивление членов Политбюро и разрешил публикацию рассказа. Рассказ под названием «Один день Ивана Денисовича» был напечатан в журнале «Новый мир» № 11, 1962, сразу же переиздан и переведён на иностранные языки.

Вскоре после этого в журнале «Новый мир» (№ 1, 1963) были напечатаны «Не стоит село без праведника» (под названием «Матрёнин двор») и «Случай на станции Кочетовка» (под названием «Случай на станции Кречетовка»).

Первые публикации вызвали огромное количество откликов писателей, общественных деятелей, критиков и читателей. Письма читателей — бывших заключённых (в ответ на «Ивана Денисовича») положили начало «Архипелагу ГУЛАГ».

Рассказы Солженицына резко выделялись на фоне произведений того времени своими художественными достоинствами и гражданской смелостью. Это подчёркивали в то время многие, в том числе писатели и поэты. Так, Варлам Шаламов в письме Солженицыну в ноябре 1962 года писал:

Повесть — как стихи,- в ней всё совершенно, всё целесообразно. Каждая строка, каждая сцена, каждая характеристика настолько лаконична, умна, тонка и глубока, что я думаю, что «Новый мир» с самого начала своего существования ничего столь цельного, столь сильного не печатал.

Летом 1963 года создал очередную, пятую по счёту, усечённую «под цензуру» редакцию романа «В круге первом», предназначавшуюся для печати (из 87 глав). Четыре главы из романа отобраны автором и предложены Новому миру «…для пробы, под видом „Отрывка“…
».

28 декабря 1963 редакция журнала «Новый мир» и Центральный государственный архив литературы и искусства выдвинули «Один день Ивана Денисовича» на соискание Ленинской премии за 1964 год (в результате голосования Комитета по премиям предложение было отклонено).

В 1964 впервые отдал своё произведение в самиздат — цикл «стихов в прозе» под общим названием «Крохотки»
.

Летом 1964 пятая редакция «В круге первом» была обсуждена и принята к напечатанию в 1965 «Новым миром». Твардовский знакомится с рукописью романа «Раковый корпус» и даже предлагает его для прочтения Хрущёву (вновь — через его помощника Лебедева). Имел встречу с Варламом Шаламовым, ранее благожелательно отозвавшимся об «Иване Денисовиче», и предложил ему совместно работать над «Архипелагом».

Осенью 1964 пьеса «Свеча на ветру» была принята к постановке в Театре имени Ленинского комсомола в Москве.

«Крохотки» через самиздат проникали за границу и под названием «Этюды и крохотные рассказы» напечатаны в октябре 1964 во Франкфурте в журнале «Грани» (№ 56) — это первая публикация в зарубежной русской прессе произведения Солженицына, отвергнутого в СССР.

В 1965 году с Борисом Можаевым ездил в Тамбовскую область для сбора материалов о крестьянском восстании (в поездке определяется название романа-эпопеи о русской революции — «Красное колесо»), начинает первую и пятую части «Архипелага» (в Солотче Рязанской области и на хуторе Копли-Мярди близ Тарту), заканчивает работу над рассказами «Как жаль» и «Захар-Калита», публикует в «Литературной газете».

11 сентября КГБ проводит обыск на квартире друга Солженицына В. Л. Теуша, у которого Солженицын хранил часть своего архива. Изъяты рукописи стихов, «В круге первом», «Крохоток», пьес «Республика труда» и «Пир победителей».

ЦК КПСС издал закрытым тиражом и распространил среди номенклатуры, «для уличения автора
», «Пир победителей» и пятую редакцию «В круге первом». Солженицын пишет жалобы на незаконное изъятие рукописей министру культуры СССР Демичеву, секретарям ЦК КПСС Брежневу, Суслову и Андропову, передаёт рукопись «Круга-87» на хранение в Центральный государственный архив литературы и искусства.

Четыре рассказа предложены редакциям «Огонька», «Октября», «Литературной России», «Москвы» — отвергнуты везде. Газета «Известия» набрала рассказ «Захар-Калита» — готовый набор рассыпан, «Захар-Калита» передан в газету «Правда» — отказ Н. А. Абалкина, заведующего отделом литературы и искусства.

Диссидентство

Уже к марту 1963 Солженицын утратил расположение Хрущёва (неприсуждение Ленинской премии, отказ печатать роман «В круге первом»). После прихода к власти Брежнева Солженицын практически потерял возможность легально печататься и выступать. В сентябре 1965 КГБ конфисковал архив Солженицына с его наиболее антисоветскими произведениями, что усугубило положение писателя. Пользуясь определённым бездействием власти, в 1966 году начал активную общественную деятельность (встречи, выступления, интервью иностранным журналистам). Тогда же стал распространять в самиздате свои романы «В круге первом» и «Раковый корпус». В феврале 1967 года тайно закончил художественное исследование «Архипелаг ГУЛАГ».

В мае 1967 года разослал «Письмо съезду» Союза писателей СССР, получившее широкую известность среди советской интеллигенции и на Западе. После «Письма» власти стали воспринимать Солженицына серьёзно. В 1968 году, когда в США и Западной Европе были опубликованы романы «В круге первом» и «Раковый корпус», принесшие писателю популярность, советская пресса начала пропагандистскую кампанию против автора. В 1969 году Солженицын был выдвинут на Нобелевскую премию по литературе. Премия была присуждена не ему, но вскоре после этого он был исключён из Союза писателей СССР. После исключения Солженицын стал открыто заявлять о своих православно-патриотических убеждениях и резко критиковать власть. В 1970 Солженицын снова выдвинут на Нобелевскую премию по литературе, и на этот раз премия была ему присуждена. Писатель подчёркивал политический аспект присуждения премии, хотя Нобелевский комитет это отрицал. В советских СМИ была организована мощная пропагандистская кампания против Солженицына. Советские власти предлагали Солженицыну уехать из страны, но он отказался.

Ещё в августе 1968 года познакомился с Натальей Светловой, у них завязался роман. Солженицын стал добиваться развода с первой женой. С большими трудностями развод был получен 22 июля 1972. Вскоре Солженицыну удалось зарегистрировать брак со Светловой, несмотря на противодействие властей (брак давал ему возможность прописаться в Москве).

В СССР была развёрнута мощная пропагандистская кампания против диссидентов. 24 сентября КГБ через бывшую жену Солженицына предложил писателю официальное опубликование повести «Раковый корпус» в СССР в обмен на отказ от публикации «Архипелага ГУЛАГа» за границей. (В позднейших воспоминаниях Наталья Решетовская отрицает роль КГБ и утверждает, что пыталась добиться соглашения между властями и Солженицыным по своей личной инициативе.) Однако Солженицын, сказав, что не возражает против печатания «Ракового корпуса» в СССР, не выразил и желания связывать себя негласной договоренностью с властями. (Различные описания связанных с этим событий находятся в книге Солженицына «Бодался теленок с дубом» и в воспоминаниях Н. Решетовской «АПН — я — Солженицын», опубликованных после смерти Решетовской.) В последних числах декабря 1973 года было объявлено о выходе в свет первого тома «Архипелага ГУЛАГа». В советских средствах массовой информации началась массированная кампания очернения Солженицына как предателя родины с ярлыком «литературного власовца». Упор делался не на реальное содержание «Архипелага ГУЛАГа» (художественное исследование советской лагерно-тюремной системы 1918-1956), которое вообще не обсуждалось, а на имевшую место солидаризацию Солженицына с «изменниками родины во время войны, полицаями и власовцами».

В СССР, в годы застоя, «Август Четырнадцатого» и «Архипелаг ГУЛАГ» (как и первые романы) распространялись в самиздате.

Изгнание

7 января 1974 года выход «Архипелага ГУЛАГ» и меры «пресечения антисоветской деятельности» Солженицына были обсуждены на заседании Политбюро. Вопрос был вынесен на ЦК КПСС, за высылку высказались Ю. В. Андропов и другие; за арест и ссылку — Косыгин, Брежнев, Подгорный, Шелепин, Громыко и другие. Возобладало мнение Андропова.

12 февраля Солженицын был арестован, обвинён в измене Родине и лишён советского гражданства. 13 февраля он был выслан из СССР (доставлен в ФРГ на самолёте). 29 марта СССР покинула семья Солженицына. Архив и военные награды писателя помог тайно вывезти за рубеж помощник военного атташе США Вильям Одом.

Вскоре после высылки Солженицын совершил короткое путешествие по Северной Европе, в результате принял решение временно поселиться в Цюрихе, Швейцария.

3 марта 1974 года в Париже было опубликовано «Письмо вождям Советского Союза»; ведущие западные издания и многие демократически настроенные диссиденты в СССР, включая А. Д. Сахарова, оценили «Письмо» как антидемократическое, националистическое и содержащее «опасные заблуждения»; отношения Солженицына с западной прессой продолжали ухудшаться.

Летом 1974 года на гонорары от «Архипелага ГУЛАГ», создал «Русский общественный Фонд помощи преследуемым и их семьям» для помощи политическим заключённым в СССР (посылки и денежные переводы в места заключения, легальная и нелегальная материальная помощь семьям заключённых).

В апреле 1975 года совершил вместе с семьёй путешествие по Западной Европе, затем направился в Канаду и США. В июне-июле 1975 года Солженицын посетил Вашингтон и Нью-Йорк, выступил с речами на съезде профсоюзов и в Конгрессе США. В своих выступлениях Солженицын резко критиковал коммунистический режим и идеологию, призывал США отказаться от сотрудничества с СССР и политики разрядки; в то время писатель ещё продолжал воспринимать Запад как союзника в освобождении России от «коммунистического тоталитаризма».

В августе 1975 года вернулся в Цюрих и продолжил работу над эпопеей «Красное колесо».

В феврале 1976 года совершил поездку по Великобритании и Франции, к этому времени в его выступлениях стали заметны антизападные мотивы. В марте 1976 года писатель посетил Испанию. В нашумевшем выступлении по испанскому телевидению он одобрительно высказался о недавнем режиме Франко и предостерёг Испанию от «слишком быстрого продвижения к демократии». В западной прессе усилилась критика Солженицына, ведущие европейские и американские политики заявляли о несогласии с его взглядами.

В апреле 1976 года с семьёй переехал в США и поселился в городке Кавендиш (штат Вермонт). После приезда писатель вернулся к работе над «Красным Колесом», для чего провёл два месяца в русском эмигрантском архиве в Институте Гувера.

Снова в России

С приходом перестройки официальное отношение в СССР к творчеству и деятельности Солженицына стало меняться, были опубликованы многие его произведения.

18 сентября 1990 года одновременно в «Литературной газете» и «Комсомольской правде» была опубликована статья Солженицына о путях возрождения страны, о разумных, на его взгляд, основах построения жизни народа и государства — «Как нам обустроить Россию? Посильные соображения». Статья развивала давние мысли Солженицына, высказанные им ранее в «Письме вождям Советского Союза», статье «Раскаяние и самоограничение как категории национальной жизни», других прозаических и публицистических работах. Авторский гонорар за эту статью Солженицын перечислил в пользу жертв аварии на Чернобыльской АЭС. Статья вызвала огромное количество откликов.

В 1990 году Солженицын был восстановлен в советском гражданстве.

За книгу «Архипелаг ГУЛАГ» в 1990 году была присуждена Государственная премия.

Вместе с семьёй вернулся на родину 27 мая 1994 года, прилетев из США во Владивосток, проехав на поезде через всю страну и закончив путешествие в столице. Выступил в Государственной думе РФ.

В середине 1990-х личным распоряжением президента Бориса Ельцина ему была подарена государственная дача «Сосновка-2» в Троице-Лыкове. Солженицыны спроектировали и построили там двухэтажный кирпичный дом с большим холлом, застеклённой галереей, гостиной с камином, концертным роялем и библиотекой, где висят портреты Столыпина и Колчака.

В 1997 году был избран действительным членом Российской Академии наук.

В 1998 году был награждён орденом Святого Андрея Первозванного, однако от награды отказался: «От верховной власти, довёдшей Россию до нынешнего гибельного состояния, я принять награду не могу».

Награждён Большой золотой медалью имени М. В. Ломоносова (1998).

Награждён Государственной премией Российской Федерации за выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности (2006).

12 июня 2007 года президент Владимир Путин посетил Солженицына и поздравил его с присуждением Государственной премии.

Сам писатель вскоре после возвращения в страну учредил литературную премию своего имени для награждения писателей, «чьё творчество обладает высокими художественными достоинствами, способствует самопознанию России, вносит значительный вклад в сохранение и бережное развитие традиций отечественной литературы».

Последние годы жизни провёл в Москве и на подмосковной даче.

Незадолго до смерти болел, но продолжал заниматься творческой деятельностью. Вместе с женой Натальей Дмитриевной — президентом Фонда Александра Солженицына — работал над подготовкой и изданием своего самого полного, 30-томного собрания сочинений. После перенесённой им тяжёлой операции у него действовала только правая рука.

Кончина и погребение

Последнюю исповедь Солженицына принял протоиерей Николай Чернышов, клирик храма Святителя Николая в Клёниках.

Александр Солженицын скончался 3 августа 2008 года на 90-м году жизни, в своем доме в Троице-Лыкове. Смерть наступила в 23:45 по московскому времени от острой сердечной недостаточности.

Рассказы и повести

    Один день Ивана Денисовича

    Матрёнин двор

Романы

    Архипелаг ГУЛАГ

    Раковый корпус

    В круге первом

    Красное колесо

Воспоминания, эссе, публицистика

    Бодался телёнок с дубом

    Россия в обвале

    Жить не по лжи (эссе)

    Двести лет вместе М., Русский путь, 2001 (Исследования новейшей русской истории) ISBN 5-85887-151-8 (в 2-х тт.)

    Как нам обустроить Россию (статья)

Другое

    Русский словарь языкового расширения

Увековечение памяти

В день похорон Президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ «Об увековечении памяти А. И. Солженицына», согласно которому с 2009 года учреждались персональные стипендии имени А. И. Солженицына для студентов вузов России, правительству Москвы рекомендовано присвоить имя Солженицына одной из улиц города, а правительству Ставропольского края и администрации Ростовской области — осуществить меры по увековечению памяти А. И. Солженицына в городах Кисловодске и Ростове-на-Дону.

Правительство Москвы 12 августа 2008 года приняло постановление «Об увековечении памяти А. И. Солженицына в Москве», которым переименовало улицу Большую Коммунистическую в улицу Александра Солженицына и утвердило текст памятной доски. Некоторые жители улицы выразили протест в связи с её переименованием.

В октябре 2008 года мэр Ростова-на-Дону подписал постановление о присвоении имени Александра Солженицына центральному проспекту строящегося микрорайона Ливенцовский.

9 сентября 2009 года роман Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» внесли в обязательную школьную программу по литературе для старшеклассников. Ранее в школьную программу уже вошли повесть «Один день Ивана Денисовича» и рассказ «Матренин двор». Биография писателя изучается на уроках истории.

Фильмы

«В круге первом» (2006) — Сам Солженицын является соавтором сценария и читает текст от автора.

«Один день Ивана Денисовича» (1970, Норвегия — Англия)

Литературный дебют Александра Исаевича Солженицына состоялся в начале 60-х годов, когда в «Новом мире» были напечатаны повесть «Один день Ивана Денисовича» (1962, № 11), рассказы «Случай на станции Кочетовка», «Матренин двор» (1963, № 1). Необычность литературной судьбы Солженицына в том, что он дебютировал в солидном возрасте — в 1962 году ему было сорок четыре года — и сразу заявил о себе как зрелый, самостоятельный мастер. «Ничего подобного давно не читал. Хороший, чистый, большой талант. Ни капли фальши…» Это самое первое впечатление А. Т. Твардовского, который прочитал рукопись «Одного дня Ивана Денисовича» ночью, в один присест, не отрываясь. А при личном знакомстве с автором редактор «Нового мира» сказал: «Вы написали отличную вещь. Не знаю, в каких школах вы учились, но пришли совершенно сформировавшимся писателем. Нам не приходится вас ни учить, ни воспитывать». Твардовский предпринял невероятные усилия к тому, чтобы рассказ Солженицына увидел свет.

Вхождение Солженицына в литературу было воспринято как «литературное чудо», вызвавшее у многих читателей сильный эмоциональный отклик. Примечателен один трогательный эпизод, который подтверждает необычность литературного дебюта Солженицына. Одиннадцатый номер «Нового мира» с повестью «Один день Ивана Денисовича» пошел к подписчикам! А в самой редакции шла раздача этого номера избранным счастливчикам. Был тихий субботний день. Как позже рассказывал об этом событии А. Т. Твардовский, было, как в церкви: каждый тихо подходил, платил деньги и получал долгожданный номер.

Читатели приветствовали появление в литературе нового замечательного таланта. Вот что писал Солженицыну Варлаам Шаламов: «Дорогой Александр Исаевич! Я две ночи не спал — читал повесть, перечитывал, вспоминал…

Повесть — как стихи! В ней все целесообразно. Каждая строка, каждая сцена, каждая характеристика настолько лаконичны, умны, точны и глубоки, что, я думаю, «Новый мир» с самого начала своего существования ничего столь цельного, столь сильного не печатал».

«Я был оглушен, потрясен, — писал о своих впечатлениях Вячеслав Кондратьев. — Наверное, первый раз в жизни так реально осознал, что может правда.
Это было не только Слово, но и Дело».

Повесть «Один день Ивана Денисовича» привлекла внимание читателей не только своей неожиданной темой, новизной материала, но и своим художественным совершенством. «Вам удалось найти исключительно сильную форму», — писал Солженицыну Шаламов. «Избрана малая форма — в этом опытный художник», — заметил Твардовский. Действительно, в раннюю пору своей литературной деятельности писатель отдавал предпочтение жанру рассказа. Он придерживался своего понимания природы рассказа и принципов работы над ним. «В малой форме, — писал он, — можно очень много поместить, и это для художника большое наслаждение — работать над малой формой. Потому что в маленькой форме можно оттачивать грани с большим наслаждением для себя». И «Один день Ивана Денисовича» Солженицын относил к жанру рассказа: «Иван Денисович» — конечно, рассказ, хотя и большой, нагруженный». Жанровое обозначение «повесть» появилось по предложению Твардовского, который хотел придать рассказу «больше весу».

Приложение 1

Контроль знаний по предыдущей теме «
В.Т. Шаламов. Жизнь и творчество. «Колымские рассказы»

Шаламовская проза — это не просто воспоминания, мемуары человека, прошедшего круги колымского ада. Это литература особого рода, «новая проза», как называл ее сам писатель.

Произведения и жизнь Варлама Шаламова ярко отражает судьбу интеллигенции во времена больших репрессий. Мы не должны отвергать литературные произведения, вроде «Колымских рассказов»- они должны служить индикатором для настоящего (особенно учитывая ту деградацию, которая происходит в сознании людей и которая так ярко прослеживается через качество сегодняшней культуры).

Решение Шаламова описать «жизнь» заключенных в концлагерях, которое ярко отражает сталинскую диктатуру, — героический поступок. «Помните, самое главное: лагерь — отрицательная школа с первого до последнего дня для кого угодно. Человеку — ни начальнику, ни арестанту не надо его видеть. Но уж если ты его видел — надо сказать правду, как бы она ни была страшна. Со своей стороны я давно решил, что всю оставшуюся жизнь я посвящу именно этой правде «, — писал Шаламов.

Задание.
Рассказать биографию В.Т. Шаламова, пересказать любой рассказ из сборника «Колымские рассказы».

Основные критерии оценки устного ответа по литературе

«OТЛИЧНО»:
ставится за исчерпывающий, точный ответ, отличное знание текста и др. литературных материалов, умение пользоваться ими для аргументации и самостоятельных выводов, свободное владение литературоведческой терминологией, навыки анализа литературного произведения в единстве формы и содержания, умение излагать свои мысли последовательно с необходимыми обобщениями и выводами, выразительно читать наизусть программные произведения, говорить правильным литературным языком.

«ХОРОШО»:
ставится за ответ, обнаруживающий хорошее знание и понимание литературного материала, умение анализировать текст произведения, приводя необходимые иллюстрации, умение излагать свои мысли последовательно и грамотно. В ответе может быть недостаточно полно развернута аргументация, возможны отдельные затруднения в формулировке выводов, иллюстративный материал может быть представлен недостаточно, отдельные погрешности в чтении наизусть и отдельные ошибки в речевом оформлении высказываний.

«УДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО»:
ставится за ответ, в котором в основном правильно, но схематично или с отклонениями от последовательности изложения раскрыт материал. Анализ текста частично подменяется пересказом, нет обобщений и выводов в полном объеме, имеются существенные ошибки в речевом оформлении высказываний, есть затруднения в чтении наизусть.

«НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО»:
ставится, если показано незнание текста или неумение его анализировать, если анализ подменяется пересказом; в ответе отсутствуют необходимые иллюстрации, отсутствует логика в изложении материала, нет необходимых обобщений и самостоятельной оценки фактов; недостаточно сформированы навыки устной речи, имеются отступления от литературной нормы.

Приложение 2

Задания для закрепления знаний (самостоятельная работа студентов
по произведению «Один день Ивана Денисовича»
)

1. Почему литературный дебют А. И. Солженицына был воспринят как Событие, как «литературное чудо»?

2. Приведите отзывы читателей о прозе Солженицына. Прокомментируйте их.

3. Почему писатель отдает предпочтение жанру рассказа?

4. Как отразился в рассказе «Один день Ивана Денисовича» лагерный опыт самого Солженицына?

6. Прокомментируйте сцены-столкновения: Буйновский — Волковой, бригадир Тюрин — десятник Дэр

7. Раскройте нравственный подтекст ситуаций: Шухов — Цезарь.

8. Какую роль в рассказе играют биографии героев?

9. Как Солженицын убеждает, что историю тоталитаризма он ведет не с 1937 года, а с первых послеоктябрьских лет?

Приложение
3

КРИТЕРИИ ЧТЕНИЯ НАИЗУСТЬ (для поэтической минутки)

2. Безошибочность чтения.

3. Выразительность чтения (правильно ли расставлено логическое ударение, паузы, правильно ли выбрана интонация, темп чтения и сила голоса).

4. Эффективное использование мимики и жестов.

ОЦЕНИВАНИЕ

«5»
— выполнены все требова­ния критериев

«4»
— не выполнено одно из требований

«3»
— выполнены два из ос­новных требований

1. Освещение советской идеологии в сегодняшние дни.
2. Писатель и публицист — разница в описании исторического хода событий. Солженицын как летописец советской эпохи.
3. Человек в тоталитарном обществе.
4. Что есть человеческая жизнь при авторитарном устройстве политической власти?
5. Свобода человека как условие его жизни.

На книжных полках магазинов сегодня очень много литературы, посвященной советской эпохе, а скорее ее разоблачению. Но не всегда авторы исторически достоверны, основываясь на мемуарах и рисуя исторический ход событий. Сегодня модно очернять тот режим. Но тем не менее не стоит уподобляться большевикам и делить весь мир только на черное и белое. Да, было много плохого и память поколений призвана не допустить повторения тех событий. Но не стоит забывать о том, что это наша история, и из нее следует делать уроки. Сложно разобраться сегодня, где правда, факты, приведенные в четком соответствии с действительностью, а где они немного или в изрядной степени преувеличены вымыслами и многими домыслами.

Если читать Солженицына, то можно быть уверенным, что, описывая судьбы своих героев, он нигде не исказил истины. Он не протестовал сам и не делил все только на черное и белое, кидаясь в крайности, а просто писал о том, что было, оставляя при этом за читателями право выбора, как относиться к описываемым людям и событиям, происходящим в зависимости или вне воли героев. Солженицын не ставил своей задачей только описать быт лагерей или законы, по которым жили зеки — он писал о жизни людей по эту и ту сторону колючей проволоки. Так он сделал и в повести «Один день Ивана Денисовича», сопоставляя «сегодняшнюю» жизнь Шухова и его воспоминания о доме. Такие переходы дают нам, читателям, возможность вспомнить о том, что Шухов, да и любой зек в лагере, в первую очередь человек. Только у каждого свои привычки, сильные или слабые черты характера, свои способы приспособления к жизни. В советское же время у этих людей, а для власти скорей «недочеловеков», не было имен. Это были лишь Ю—81, Из—202… А люди считались только бесплатной рабочей силой, которая и выстроила большие индустриальные центры Сибири. Архипелаг ГУЛАГ — это не Соловки или Магадан, это вся страна. Да. Таковы факты истории, и от них не уйдешь. Но все государство представляло собой один большой лагерь, в котором отец отрекался от сына, а сын — от отца. Здесь сажали людей, если они возвращались на Родину, и не важно, какими путями они оказались за ее пределами. Яркий тому пример — эстонец, который был вывезен в детстве родителями в Швецию и вернулся позже сам на родные побережье. Здесь такие сильные, умные, смелые, ловкие и с природной хваткой люди, как бригадир Тюрин, пропадали в этих же лагерях. Он был сыном кулака, добровольцем ушел в Красную Армию. Это ли не парадокс, который оказался ненужным советской машине? А ведь к тому же бригадир был отличником боевой и политической подготовки. В этом государстве вера в бога была преступлением (Алешка — баптист, получивший за свои религиозные убеждения 25 лет срока).

Эти люди, дела которых, по сути, были сфабрикованы, попадали в царство произвола, насилия и безнаказанности. Только вот безнаказанность была позволена надсмотрщикам или тем, кому при носили щедрые посылки. И тогда зек, сумевший подмазаться, становился хозяином положения. Он мог даже сидеть вместе с охраной и играть с ними в карты (цыган Цезарь). Но здесь опять же каждый волен сам за себя решать: быть, как Шухов, который останется голодным, но не прогнется ни под чьи интересы, или, как Фетюков, который был готов пресмыкаться перед любым, чтобы тот, как бы невзначай, обронил окурок.

Тоталитарный механизм ровнял всех под одну мерку, а шаг влево или вправо считался предательством. Нужно было слепо следовать тем моделям поведения, которые навязывались властью. Любое отступление от этих установленных правил грозило обернуться, если не физической расправой, то унижением человеческого достоинства и лагерным сроком. Уровень жизненной стойкости духа тоже был неодинаков. А зависел он лишь от моральных установок: сильный человек выживет, приспособится, а слабый — погибнет, и это неизбежно.

Что значила для авторитарной системы человеческая жизнь? При условии, что государственная машина переселяла целые нации, влияла на географические соотношения в мире, практически подстраивала под себя весь научный потенциал (хотя развитие науки и политической системы вряд ли может быть так связано) и истребляла мыслящую интеллигенцию. Примеров таких искореженных и поломанных судеб только официально около двенадцати миллионов, а среди них — простых и безымянных — такие видные ученые как Н. И. Вавилов, поэт Н. С. Гумилев. Солженицын же пишет не о светилах науки, не о гениях полководческого искусства, не о великих поэтах, а об обычных людях, из судеб которых складывается история страны. Солженицын не позволил себе домысла, он написал портрет всей страны того времени, уместив его в рамки только одного лагеря, где человеческая жизнь была лишь статистической единицей, а не судьбой человека с его корнями, семейными традициями…

Солженицын, описывает жизнь лагеря изнутри, опровергая одновременно советскую догму, что человек повинен даже в сказанном, если сказанное не совпадает с официальной идеологией. Эта жизнь предстает перед нами с бытовой детализацией, переживанием чувств героя (страх, тоска по дому или голодное урчание желудка). Читатель задумывается о том, освободят ли Шухова, и каким был бы его второй день, и как сложится судьба остальных героев повести? А ведь судьба Шухова — это судьба миллионов таких же осужденных. Сколько их, таких Шуховых, на русской земле?

В тоталитарном государстве для человека нет свободы. А свобода есть начало любого творчества, начало настоящей жизни и бытие вообще. Тоталитарные силы убивают в человеке стремление жить, потому что жить по чьим-то указаниям невозможно. Диктовать свои условия может только сама жизнь, а регулировать отношения в обществе должна не кучка людей, занимающих высокие посты в партийном аппарате, а само общество в соответствии с духом времени и культуры.

Сочинение

Закурим, друг. Под этот вой Не спится что-то, не поется. Сейчас февраль. А нам с тобой И март ничем не улыбнется. Лев Платонович Карсавин
Александр Исаевич Солженицын стал известен в 60-е годы, в период «хрущевской оттепели». «Один день Ивана Денисовича» потряс читателей знанием о запретном — лагерной жизни при Сталине. Впервые открылся один из бесчисленных островков архипелага ГУЛАГ. За ним стояло само государство, беспощадная тоталитарная система, подавляющая человека.
Повесть посвящена сопротивлению живого — неживому, человека — лагерю. Солженицынский каторжный лагерь — это бездарная, опасная, жестокая машина, перемалывающая всех, кто в нее попадает. Лагерь создан ради убийства, нацелен на истребление в человеке главного — мыслей, совести, памяти.
Взять хотя бы Ивана Шухова «здешняя жизнь трепала от подъема до отбоя». И вспоминать избу родную «меньше и меньше было ему поводов». Так кто же кого: лагерь — человека? Или человек — лагерь? Многих лагерь победил, перемолол в пыль. Иван Денисович идет через подлые искушения лагеря. В этот бесконечный день разыгрывается драма сопротивления. Одни побеждают в ней: Иван Денисович, Кавгоранг, каторжник X-123, Алешка-баптист, Сенька Клевшин, помбригадира, сам бригадир Тюрин. Другие обречены на погибель — кинорежиссер Цезарь Маркович, «шакал» Фетюхов, десятник Дэр и другие
Лагерный порядок беспощадно преследует все человеческое и насаждает нечеловеческое. Иван Денисович думает про себя: «Работа — она как палка, конца в ней два: для людей делаешь — качество дай, для дурака делаешь — дай показуху. А иначе б давно все подохли, дело известное». Крепко запомнил Иван Шухов слова своего первого бригадира Ку-земина — старого лагерного волка, который сидел с 1943 года уже 12 лет. «Здесь, ребята, закон — тайга, но люди и здесь живут. В лагере вот кто погибает: кто миски лижет, кто на санчасть надеется да кто к куму стучать ходит». Такова суть лагерной философии. Погибает тот, кто падает духом, становится рабом больной или голодной плоти, не в силах укрепить себя изнутри и устоять перед искушением подбирать объедки или доносить на соседа.
Как же человеку жить и выжить? Лагерь — образ одновременно реальный и ирреальный, абсурдный. Это и обыденность, и символ, воплощение вечного зла и обычной низкой злобы, ненависти, лени, грязи, насилия, недомыслия, взятых на вооружение системой.
Человек воюет с лагерем, ибо тот отнимает свободу жить для себя, быть собою. «Не подставляться» лагерю нигде — в этом тактика сопротивления. «Да и никогда зевать нельзя. Стараться надо, чтобы никакой надзиратель тебя в одиночку не видел, а в толпе только», — такова тактика выживания. Вопреки унизительной системе номеров, люди упорно называют друг друга по именам, отчествам, фамилиям Перед нами лица, а не винтики и не лагерная пыль, в которую хотела бы превратить система людей.
Отстаивать свободу в каторжном лагере — значит как можно меньше внутренне зависеть от его режима, от его разрушительного порядка, принадлежать себе. Не считая сна, лагерник живет для себя только утром — 10 минут за завтраком, да за обедом — 5 минут, да за ужином — 5 минут. Такова реальность. Поэтому Шухов даже ест «медленно, вдумчиво». В этом тоже освобождение
Главное в повести — спор о духовных ценностях. Алешка-баптист говорит, что молиться нужно «не о том, чтобы посылку прислали или чтоб лишняя порция баланды. Молиться надо о духовном, чтоб Господь с нашего сердца накипь злую снимал…» Финал повести парадоксален для восприятия: «Засыпал Иван Денисович, вполне удовлетворенный… Прошел день, ничем не омраченный, почти счастливый». Если это один из «хороших» дней, то каковы же остальные?!
Александр Солженицын пробил брешь в «железном занавесе» и вскоре сам стал изгоем. Книги его были запрещены и изъяты из библиотек. Ко времени насильственного изгнания писателя уже были написаны «В круге первом», «Раковый корпус», «Архипелаг ГУЛАГ». Это преследовалось всей мощью государственной карательной машины.
Время забвения прошло. Заслуга Солженицына в том, что он впервые рассказал о страшном бедствии, которое испытал наш многострадальный народ и сам автор. Солженицын приподнял завесу над темной ночью нашей истории периода сталинизма.

Другие сочинения по этому произведению

«…В лагере растлеваются только те, кто уже и на воле растлевался или был к этому подготовлен» (По рассказу А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича»)

А. И. Солженицын: «Один день Ивана Денисовича»

Автор и его герой в одном из произведений А. И. Солженицына. («Один день Ивана Денисовича»).

Искусство создания характера. (По повести А.И.Солженицына «Один день Ивана Денисовича)

Историческая тема в русской литературе (по повести А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича»)

Лагерный мир в изображении А. И. Солженицына (по повести «Один день Ивана Денисовича»)

Нравственная проблематика в повести А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича»

Образ Шухова в повести А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича»

Проблема нравственного выбора в одном из произведений А. Солженицына

Проблематика одного из произведений А. И. Солженицына (по повести «Один день Ивана Денисовича»)

Проблематика произведений Солженицина

Русский национальный характер в повести А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича».

Символ целой эпохи (по повести Солженицына «Один день Ивана Денисовича»)

Система образов в повести А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича»

Солженицын — писатель-гуманист

Сюжетно-композиционные особенности повести А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича»

Тема ужаса тоталитарного режима в рассказе А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича»

Художественные особенности повести Солженицына «Один день Ивана Денисовича».

Человек в тоталитарном государстве (по произведениям русских писателей 20 века)

Характерисика образа Гопчика

Характерисика образа Шухова Ивана Денисовича

Рецензия на рассказ А.И. Солженицына » Один день Ивана Денисовича »

Проблема национального характера в одном из произведений современной русской литературы

Жанровые особенности повести «Один день Ивана Денисовича» А. И. Солженицына

Образ главного героя Шукова в романе «Один день Ивана Денисовича»

«Один день Ивана Денисовича». Характер героя как способ выражения авторской позиции

Анализ произведения

Характерисика образа Фетюкова

Один день и целая жизнь русского человека

История создания и появление в печати произведения А. И. Солженицына «Одного дня Ивана Денисовича»

Суровая правда жизни в произведениях Солженицына

Иван Денисович — характеристика литературного героя

Отражение трагических конфликтов истории в судьбе героев повести А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича»

Творческая история создания повести «Один день Ивана Денисовича»

Нравственная проблематика в повести

Проблема нравственного выбора в одном из произведений

Отзыв о повести А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича»

Герой повести-рассказа Солженицына «Один день Ивана Денисовича»

Сюжетно-композиционные особенности повести «Один день Ивана Денисовича»

Характерисика образа Алешки-баптиста

История создания повести «Один день Ивана Денисовича» А. И. Солженицына

Художественные особенности повести «Один день Ивана Денисовича»

Один день и целая жизнь русского человека в повести А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича»

Суровая правда рассказа А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича»

Характерисика образа Тюрина Андрея Прокофьевича

Характерисика образа Кавторанга Буйновского

Характерисика образа Кильгаса Иоганна

Судьба рассказа «Один день Ивана Денисовича»

Имя А.И. Солженицына появилось в художественной литературе в 60-е годы, в период «хрущевской оттепели». «Один день Ивана Денисовича» потряс читателей знанием о запретном — лагерной жизни при Сталине.

Впервые открылся один из бесчисленных островков архипелага ГУЛАГ. За ним стояло само государство, беспощадная тоталитарная система, подавляющая человека.

Сюжет повести посвящен сопротивлению живого — неживому, человека — лагерю. Солженицын- ский каторжный лагерь -это бездарная, опасная, жестокая машина, перемалывающая всех, кто в нее попадает. Лагерь создан ради убийства, нацелен на истребление в человеке главного — мыслей, совести, памяти.

Ивана Шухова «здешняя жизнь трепала от подъема до отбоя». И вспоминать избу родную «меньше и меньше было ему поводов». Так кто же кого: лагерь — человека? Или человек -лагерь? Многих лагерь победил, перемолол в пыль.

Иван Денисович идет через подлые искушения лагеря, которые могут быть сильнее или слабее, но они неотступны. В этот бесконечный день разыгрывается драма сопротивления. Одни побеждают в ней: Иван Денисович, Кавторанг, каторжник Х-123, Алешка-баптист, Сенька Клевшин, Павло- помбригадира, сам бригадир Тюрин. Другие обречены на погибель: кинорежиссер Цезарь Маркович, «шакал» Фетюхов, десятник Дэр и другие.

Жизнь в лагере беспощадно преследует все человеческое и насаждает нечеловеческое. Иван Денисович думает про себя: «Работа — она как палка, конца в ней два: для людей делаешь — качество дай, для дурака делаешь — дай показуху. А иначе б давно все подохли, дело известное». Крепко запомнил Иван Шухов слова своего первого бригадира Куземина, старого лагерного волка, который сидел с 1943 года уже 12 лет: «Здесь, ребята, закон — тайга, но люди и здесь живут. В лагере вот кто погибает: кто миски лижет, кто на санчасть надеется да кто к куму стучать ходит». Такова суть лагерной философии. Погибает тот, кто падает духом, становится рабом больной или голодной плоти, не в силах укрепить себя изнутри и устоять перед искушением подбирать объедки или доносить на соседа.

Что же такое лагерь? И как в нем человеку жить и выжить? Лагерь — образ одновременно реальный и ирреальный, абсурдный. Это и обыденность, и символ, воплощение вечного зла и обычной низкой злобы, ненависти, лени, грязи, насилия, недомыслия, взятых на вооружение Системой.

Человек воюет с лагерем, ибо тот отнимает свободу жить для себя, быть собою. «Не подставляться» лагерю нигде — в этом тактика сопротивления. «Да и никогда зевать нельзя. Стараться надо, чтобы никакой надзиратель тебя в одиночку не видел, а в толпе только», — такова тактика выживания.

Вопреки унизительной системе номеров, люди упорно называют друг друга по именам, отчествам, фамилиям. Перед нами лица, а не винтики и не лагерная пыль, в которую хотела бы превратить Система людей. Отстаивать свободу в каторжном лагере — значит как можно меньше внутренне зависеть от его режима, от его разрушительного порядка, принадлежать себе. Не считая сна, лагерник живет для себя только утром -10 минут за завтраком, да за обедом — 5 минут, да за ужином -5 минут. Такова реальность. Поэтому Шухов даже ест «медленно, вдумчиво». В этом тоже освобождение.

Чем ближе конец повести, тем понятнее становится для нас, что главное в ней — спор о духовных ценностях. Алешка-баптист говорит, что молиться нужно «не о том, чтобы посылку прислали или чтоб лишняя порция баланды. Молиться надо о духовном, чтоб Господь с нашего сердца накипь злую снимал…»

Финал повести парадоксален для восприятия: «Засыпал Иван Денисович, вполне удовлетворенный… Прошел день, ничем не омраченный, почти счастливый». Если это один из «хороших» дней, то каковы же плохие?!

Солженицын пробил брешь в «железном занавесе» и вскоре сам стал изгоем. Книги его были запрещены и изъяты из библиотек. Ко времени насильственного изгнания писателя из СССР уже были написаны «В круге первом», «Раковый корпус», «Архипелаг ГУЛАГ». Это преследовалось всей мощью государственной карательной машины.

Время забвения прошло. Заслуга Солженицына в том, что он впервые рассказал о страшном бедствии, которое испытал наш многострадальный народ и сам автор. Солженицын приподнял завесу над темной ночью нашей истории периода сталинизма.

Жизненный и творческий путь Александра Солженицына

Имя Александра Исаевича Солженицына, долгое время бывшее под запретом, теперь по праву заняло свое место в истории русской литературы советского периода.

Творчество Солженицына притягивает читателя правдивостью, болью за происходящее, прозорливостью. Писатель, историк, он все время предупреждает нас: не потеряйтесь в истории.

«Архипелаг ГУЛАГ» был издан в 1989 году. После этого события ни в русской, ни в мировой литературе не осталось произведений, которые представляли бы большую опасность для советского режима. Книга Солженицына раскрывала сущность тоталитарного сталинского государства. Пелена лжи и самообмана, все еще застилавшая глаза многим нашим согражданам, спала.

«Архипелаг ГУЛАГ» — это и документальное свидетельство, и художественное произведение. Здесь запечатлен чудовищный, фантастический мартиролог жертв «строительства коммунизма» в России за годы советской власти.

Александр Исаевич родился в декабре 1918 года в г. Кисловодске. Отец происходил из крестьян, мать — дочь пастуха, ставшего впоследствии зажиточным хуторянином. После средней школы Солженицын оканчивает в Ростове-на-Дону физико-математический факультет университета, одновременно поступает заочником в московский институт философии и литературы. Не окончив последних двух курсов, уходит на войну. С 1942 по 1945-й годы командует на фронте батареей, награжден орденами и медалями. В феврале 45-го в звании капитана арестован из-за подслеженной в переписке критики Сталина и осужден на восемь лет, из которых почти год провел на следствии и в пересылке, три — в тюремном НИИ и четыре самых трудных — на общих работах в политическом Особлаге.

Затем А. И. Солженицын жил в Казахстане в ссылке «навечно», однако с февраля 1957 г. последовала реабилитация. Работал школьным учителем в Рязани. После появления в 1962 г. повести «Один день Ивана Денисовича» был принят в Союз писателей. Но следующие работы вынужден отдавать в «Самиздат» или печатать в зарубежье. В 1969-м Солженицын был исключен из Союза писателей, в 70-м удостоен Нобелевской премии по литературе.

В 1974 году в связи с выходом первого тома «Архипелага ГУЛАГ» Александр Исаевич был насильственно изгнан на Запад. Его посадили в самолет и переправили в Германию. До 1976 г. Солженицын жил в Цюрихе, затем перебрался в американский штат Вермонт, природою напоминающий среднюю полосу России.

В преддверии своего 60-летия Солженицын начал издавать собрание сочинений, к 1988 г. вышли в свет уже 18 томов. Сам писатель и утверждает, что наиболее влекущая его в литературе форма — «полифоническая с точными приметами времени и места действия». Романом в полном смысле является «В круге первом», «Архипелаг ГУЛАГ» согласно подзаголовку — это «опыт художественного исследования», эпопея «Красное колесо» — «повествование в отмеренных сроках». «Раковый корпус» — по авторской воле, повесть», а «Один день Ивана Денисовича» — даже «рассказ».

В течение 13 лет писатель работал над романом «В круге первом». Сюжет состоит в том, что дипломат Володин звонит в американское посольство, чтобы сказать о том, что через три дня в Нью-Йорке будет украден секрет атомной бомбы. Подслушанный и записанный на пленку разговор, доставляют на «шарашку» — научно-исследовательское учреждение системы МГБ, в котором заключенные создают методику распознавания голосов. Смысл романа разъяснен зэком: «Шарашка — высший, лучший, первый круг ада». Володин дает другое разъяснение, вычерчивая на земле круг: «Вот видишь круг? Это — отечество. Это — первый круг. А вот второй, он шире. Это — человечество. И первый круг не входит во второй. Тут заборы предрассудков. И выходит, что никакого человечества нет. А только отечества, отечества и разные у всех…»

«Один день Ивана Денисовича» задуман автором на общих работах в Экибастузском особом лагере. «Я таскал носилки с напарником и подумал, как нужно бы описать весь лагерный мир одним днем». В повести «Раковый корпус» Солженицын выдвинул свою версию «возбуждения рака»: сталинизма, красного террора, репрессий.

«Скажут нам: что ж может литература против безжалостного натиска открытого насилия? А не забудем, что насилие не живет одно и не способно жить одно: оно непременно сплетено с ложью, — писал А. И. Солженицын. — А нужно сделать простой шаг: не участвовать во лжи. Пусть это приходит в мир и даже царит в мире, — но не через меня».

Писателям же и художникам доступно большее: победить ложь! Солженицын и был таким писателем который победил ложь.